Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Испанский Массаж дзенских коанов.

Содержание: [Скрыть]

Испанский Массаж дзенских коанов.

 
Вспоминая свое раннее детство, припоминается множество событий, связанных с отвлечением внимания на «загадочное».  Например, во время сильного моего эмоционального возбуждения воспитатель мастерски переводил мое внимание на - «Посмотри какая необычная птичка». В итоге, я быстро «успокаивался». Со временем загадки становились сложнее, в принципе, как и возбуждение. Но, сама форма – с переключением ракурса интереса, мне кажется наиболее эффективной во многих областях. Это могут быть фокусы иллюзий, что-то мистически – необьяснимое, но реальное. Во время занятий боевыми искусствами нас много учили философии Дзен, в частности многогранным дзенским коанам. Сколько часов я провел над вопросами типа «Звук непроигранной пластинки», «Хлопок одной ладони», «Как выглядело твое тело до рождения» и т.д. Это давало определенную многогранность и глубину.
  
Можно ли провести аналогию с массажем, когда (на уровне тела) человек подвержен эмоции напряжения, и мы переключаем внимание на технический коан, связанный с телесным ощущением? Может это действительно что-то новое…
 
Лунная дорожка.
Рука касаясь ногтевыми фалангами  скользит вперед с перекатыванием по кончикам пальцев. На переходе к внутренней части пальцев небольшое замедление с движением вперед и начинается скольжение назад с увеличением поверхности касания. Вплоть до всей ладони. Затем начинают прикасаться ногтевые фаланги второй руки. Все время меняется зона касания и вектор направления движения. Руки должны быть очень расслабленны.
 
Чем не дзенский коан для тела?
 
 
Мне очень нравится одна старинная дзенская притча про диалог серийного убийцы Ангулималлы с Буддой. Можно же сравнить агрессивное поведение (напряженность) и «терапевтическое поведение» Будды, который использует образы коанов.
 
«И он крикнул Будде:
 
- Слушай меня! Ни шага ближе! Иди обратно. Первый раз я позволяю кому-либо уйти живым. Может, ты не знаешь, кто я, но я Ангулимала, вот мой венок из пальцев! Я убил без одного тысячу человек, и если ты приблизишься еще хоть на один шаг, я не посмотрю, кто ты такой. .. Прошу тебя, послушайся меня и иди своей дорогой. Не вынуждай меня убивать тебя.
 
Тогда Будда сказал:
 
- Ангулимала, ты заблуждаешься. Я уже остановился почти тридцать лет назад. В день, когда остановился мой ум, остановилось все движение. Людьми движет желание. Но у меня нет желания, так как же я могу двигаться? Я не двигаюсь, Ангулимала, двигаешься ты. В твоей голове столько мыслей, столько желаний, что ты движешься постоянно, даже во сне. Так что остановись ты! Я не остановлюсь, потому что уже остановился тридцать лет назад.
 
- Ты не только невинен, прекрасен и особ, но ты еще и безумен!  (рассмеялся Ангулимала).- Ты приближаешься ко мне, а я стою на месте, но ты утверждаешь, будто это я двигаюсь, а не ты.
 
- Я вовсе не шучу, - сказал Будда. - Пойми меня.
 
Ангулимала закричал:
 
- Видишь, как этот меч сверкает на солнце? Скоро он снесет голову с твоих плеч. Поверь мне!
 
- Я ничего не могу поделать, - сказал Будда. - Остановиться дважды невозможно. Прости меня. Остановилось все. Время, ум... для меня остановился весь мир. Тридцать лет я не знаю движения.
 
И Будда все ближе подходил к Ангулимале, пока наконец не оказался совсем рядом с ним. Тогда Будда сказал:
 
- Если хочешь, руби мою голову, ведь я пришел только ради тебя. Я услышал, что ты годами ждешь только одной головы, и мне показалось, что это уже чересчур и что кто-то должен наконец проявить сочувствие. А мне как раз голова ни к чему, и тело мне не нужно. Я могу жить и без него. Руби мою голову, отрезай пальцы... отрезай все что хочешь... Но прежде не исполнишь ли ты мое предсмертное желание?
 
- Исполню, - сказал Ангулимала. - Обычно я никого не слушаю, но ты очень смелый человек. Признаться, ты даже меня напугал. Я исполню все, что ты пожелаешь.
 
- Тогда отсеки ветку дерева, под которым ты стоишь, - сказал Будда.
 
Ангулимала взмахнул мечом и во мгновение ока отрубил ветку.
 
- Ты ведешь себя все загадочнее и загадочнее, - удивился он. -Что это за желание такое?
 
Но Будда сказал:
 
- Это была лишь половина желания. А вот другая половина: теперь присоедини ветку на место.
 
- О боги, мне повстречался ненормальный! - воскликнул Ангулимала. - Как же я, по-твоему, ее присоединю?
 
- Если ты не можешь присоединить ветку, - сказал Будда, - то какое право ты имеешь ее отсекать? Кроме того, неужели ты полагаешь, что, отсекая, ты становишься великим воином? Это под силу любому ребенку. Если у тебя есть немного разума и смелости - присоедини ее. Именно так ты докажешь свою зрелость, а не когда будешь рубить все подряд».
 
Целиком эту крайне необычную притчу про «Жизнь грешника и смерть святого» можно прочитать на сайте www.sdd-massage.com  
 
 
P.S.: «Попытка понять коан логически неизбежно ведет к противоречию. Это противоречие играет важную роль в постижении своей истинной природы (природы Будды). Ученик, получивший коан от мастера, пытается решить коан всеми возможными способами и «подключает» все больше и больше сил для решения логически неразрешимой проблемы. В результате, когда «отключаются» все пять чувств, ученик находится на стадии, которую в йоге именуют дхарана. В этом состоянии коан и ученик остаются один на один (плюс некоторое блуждание ума). Если ум ученика достаточно «зрелый», то однажды блуждания ума затихают и остается лишь коан. В этот момент коан и ученик — целое, ученик испытывает проблеск реальности, известный как просветление или сатори»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Сознание никогда не делает суждений. Сознание - это просто зеркало. Зеркало отражает, а не строит выводы. Стоит ли перед ним красавица или дурнушка - оно отразит обеих, не проводя различий. В нем нет суждений. Его задача - ясно и доподлинно отражать всех, кто бы ни оказался перед ним - грешник или святой...
 
Во времена Будды жил один очень злобный, дикий человек, убийца, который по какой-то причине дал себе клятву, что непременно убьет тысячу человек, отрубит тысячу голов. И чтобы не сбиться со счету, у каждой своей жертвы он отрезал палец. Из этих пальцев он сделал себе венок на шею - так он не забывал, скольких уже убил. Он был слабоват в знаниях. Тысяча для него было просто очень большим числом. И чтобы убить тысячу человек, потребовалось много лет.
 
Он жил за городом и там и творил свои зверства, пока не убил девятьсот девяносто девять человек. Его стали называть Ангулимала
 
- «человек, носящий венок из пальцев».
 
Страх перед ним был настолько велик, что дорога, на которой он бесчинствовал, теперь пустовала - никто больше не ходил по ней. Даже короли со своими армиями не рисковали на ней появляться. Один человек навел ужас на всю провинцию.
 
Руководил этой провинцией Прасенджита. И как-то, направляясь как раз от Прасенджиты в соседнюю провинцию, Будда обнаружил эту прекрасную пустынную дорогу и решил идти по ней.
 
Ученики испугались:
 
- Ты в своем уме? Разве ты не слышал об Ангулимале? Раньше его навещала его мать, но теперь и она напугана, потому что ему не хватает только одного пальца, чтобы закончить свой венок. Этот даже не посмотрит, что перед ним родная мать - враз свернет шею и ей. Так что даже его собственная мать больше не видится с ним. Куда же тебя несет?
 
Но Будда сказал:
 
- Я думал было пойти другой дорогой, но теперь, когда вы все это мне рассказали, менять свои планы не стану. Этот человек страдает, потому что ему не хватает всего одного пальца, потому что ему не хватает всего одной головы. У меня есть голова и целых десять пальцев, и если никто не пойдет этой дорогой, то как тогда этот несчастный достигнет своей цели? Так что в путь. Если я не могу пойти этой дорогой, то никто больше не сможет.
 
Никто не мог понять его логику, никто не видел, что он имел в виду, когда по собственной воле отправлялся прямо в пасть к смерти.
 
Но раз Будда сказал, что он идет, то пришлось идти и остальным. Среди его учеников всегда шла горячая борьба за место поближе к мастеру, но в тот день все было иначе! В тот день борьба шла за место подальше! Поэтому между Буддой и его последователями сохранялся существенный отрыв, чего никогда не наблюдалось до тех пор.
 
Между тем, Ангулимала точил о камень свой меч. Уже давным-давно никто не ходил этой дорогой, но в тот день он еще издалека увидел приближавшуюся группу людей. И он начал свои приготовления. Его переполняло счастье от мысли, что наконец его цель будет достигнута. Но когда Будда подошел ближе и Ангулимала разглядел его, то увидел в этом человеке великую красоту, огромный покой, любовь и сострадание. Даже убийца девяти сотен девяноста девяти человек - и то задумался: «Такого человека нельзя убивать. Миру все больше и больше нужны такие люди. Пусть я грешник, пусть я убийца, но я еще не пал так низко, чтобы убить эту невинную душу».
 
И он крикнул Будде:
 
- Слушай меня! Ни шага ближе! Иди обратно. Первый раз я позволяю кому-либо уйти живым. Может, ты не знаешь, кто я, но я Ангулимала, вот мой венок из пальцев! Я убил без одного тысячу человек, и если ты приблизишься еще хоть на один шаг, я не посмотрю, кто ты такой. Я вижу, что ты необычен. Я убивал королей, но никогда еще я не видел такой красоты и такого света; никогда я еще не встречал такого проникающего взгляда. Ты особенный. Прошу тебя, послушайся меня и иди своей дорогой. Не вынуждай меня убивать тебя.
 
Тогда Будда сказал:
 
- Ангулимала, ты заблуждаешься. Я уже остановился почти тридцать лет назад. В день, когда остановился мой ум, остановилось все движение. Людьми движет желание. Но у меня нет желания, так как же я могу двигаться? Я не двигаюсь, Ангулимала, двигаешься ты. В твоей голове столько мыслей, столько желаний, что ты движешься постоянно, даже во сне. Так что остановись ты! Я не остановлюсь, потому что уже остановился тридцать лет назад.
 
- Ты не только невинен, прекрасен и особ, но ты еще и безумен!
 
- рассмеялся Ангулимала. - Ты приближаешься ко мне, а я стою на месте, но ты утверждаешь, будто это я двигаюсь, а не ты.
 
- Я вовсе не шучу, - сказал Будда. - Пойми меня.
 
Ангулимала закричал:
 
- Видишь, как этот меч сверкает на солнце? Скоро он снесет голову с твоих плеч. Поверь мне!
 
- Я ничего не могу поделать, - сказал Будда. - Остановиться дважды невозможно. Прости меня. Остановилось все. Время, ум... для меня остановился весь мир. Тридцать лет я не знаю движения.
 
И Будда все ближе подходил к Ангулимале, пока наконец не оказался совсем рядом с ним. Тогда Будда сказал:
 
- Если хочешь, руби мою голову, ведь я пришел только ради тебя. Я услышал, что ты годами ждешь только одной головы, и мне показалось, что это уже чересчур и что кто-то должен наконец проявить сочувствие. А мне как раз голова ни к чему, и тело мне не нужно. Я могу жить и без него. Руби мою голову, отрезай пальцы... отрезай все что хочешь... Но прежде не исполнишь ли ты мое предсмертное желание?
 
- Исполню, - сказал Ангулимала. - Обычно я никого не слушаю, но ты очень смелый человек. Признаться, ты даже меня напугал. Я исполню все, что ты пожелаешь.
 
- Тогда отсеки ветку дерева, под которым ты стоишь, - сказал Будда.
 
Ангулимала взмахнул мечом и во мгновение ока отрубил ветку.
 
- Ты ведешь себя все загадочнее и загадочнее, - удивился он. -Что это за желание такое?
 
Но Будда сказал:
 
- Это была лишь половина желания. А вот другая половина: теперь присоедини ветку на место.
 
- О боги, мне повстречался ненормальный! - воскликнул Ангулимала. - Как же я, по-твоему, ее присоединю?
 
- Если ты не можешь присоединить ветку, - сказал Будда, - то какое право ты имеешь ее отсекать? Кроме того, неужели ты полагаешь, что, отсекая, ты становишься великим воином? Это под силу любому ребенку. Если у тебя есть немного разума и смелости - присоедини ее. Именно так ты докажешь свою зрелость, а не когда будешь рубить все подряд.
 
Ангулимала возразил:
 
- Но это невозможно!
 
- Тогда выброси свой венок из девяти сотен и девяносто девяти пальцев - выброси его! - сказал Будда. - Выброси свой меч. Все это не для храбрецов; все это для трусов, скрывающих свою трусость. Я сделаю из тебя по-настоящему смелого человека.
 
- Я понимаю, - сказал Ангулимала. - Ты - самый смелый человек из всех, кого я встречал в своей жизни.
 
Он выбросил меч, выбросил венок из пальцев, припал к ногам Будды и взмолился:
 
- Прошу тебя, посвяти меня. Я понял, что ты не кто иной, как сам Гаутама Будда. Я слышал об этом человеке, и я вижу, что передо мной стоит именно он.
 
И Будда посвятил Ангулималу.
 
Вот кого я называю осознанным человеком: в нем нет ни тени пристрастности. Он не сказал: «Ты бесстыдный грешник. Ты лично убил стольких людей, что ни одному убийце за всю историю человечества с тобой не потягаться... И ты еще хочешь стать святым?»
 
Нет же, напротив - он дал ему посвящение.
 
Ученики Будды не верили собственным глазам. Он отказал великим ученым, он отказал известным пандитам, но не отказал такому грешнику.
 
Было уже запоздно, когда они возвратились в столицу провинции Прасенджиты. Прасенджите доложили о случившемся. Он сам настолько боялся Ангулималы, что давно уже не ходил по той дороге. И теперь его охватило беспокойство, потому что Ангулимала, этот безумец, находился в такой близости от дворца.
 
Наутро Прасенджита пришел посмотреть на Ангулималу собственными глазами. Он уважал Будду. Он часто приходил послушать его. Но впервые он пришел с мечом - нельзя идти слушать просветленного человека вооруженным. И Прасенджита сказал Будде:
 
- Прости меня, но я принес свой меч, потому что до меня дошли слухи, будто ты посвятил Ангулималу, - говоря это, он весь дрожал и покрылся потом.
 
- Это правда, - сказал Будда. - Но меч тебе не нужен. Ангулимала отныне саньясин, бхиккху. Нечего тебе его бояться.
 
- Хорошо, - сказал Прасенджита. - Но, все же, где он? Я хочу взглянуть на его лицо. Этот человек пугал меня всю мою жизнь.
 
Ангулимала же сидел возле Будды. И Будда сказал:
 
- Посмотри на него - это и есть Ангулимала!
 
Услышав имя Ангулималы и увидев его воочию, Прасенджита немедленно вынул свой меч. Одно его имя несло страх, наводило ужас.
 
Будда рассмеялся. Ангулимала тоже рассмеялся и сказал:
 
- Спрячь свой меч. Если ты так хорошо им орудуешь, чего ж ты не пришел ко мне, пока я был Ангулималой? Теперь же я саньясин. Спрячь свой меч!»
 
И сказал он это так, что Прасенджита вынужден был подчиниться. Ангулимала, как ни крути, оставался Ангулималой. Даже королю пришлось выполнить его приказ. И Будда сказал:
 
- Ангулимала, будь повежливее. Ты стал саньясином, и теперь тебе стоит подумать над своими манерами. Сегодня ты отправишься за подаянием, и случиться может все что угодно, ведь ты так долго держал этот город в страхе. Когда ты будешь просить подаяние, скорее всего, ни одна дверь не откроется перед тобой... люди боятся... Но ты не обижайся на них, эти несчастные не видят перемен. Наверняка они пожелают отомстить, и тогда тебе придется доказать, что теперь ты саньясин.
 
Ангулимала отправился за подаянием. Будда шел за ним на расстоянии, наблюдая за происходящим. И все действительно было так, как он предсказал: двери не открывались, никто не давал ему пищи. Вскоре в Ангулималу полетели камни - люди все еще боялись подойти ближе, поэтому кидали из окон, с крыш. Они запаслись целыми грудами булыжников, залезли на крыши, вышли на веранды и кидали оттуда. В конце концов Ангулимала упал на землю, но камни продолжали лететь. Он истекал кровью.
 
К тому времени, когда подошел Будда, Ангулимала лежал в луже собственной крови, весь заваленный булыжниками. Когда Будда вытащил его из-под кучи камней, Ангулимала уже был при смерти. Будда сказал:
 
- Ангулимала, ты доказал, что теперь ты саньясин. Ты доказал, что грешник может стать саньясином за одно мгновение. Ты жил как грешник, но умираешь как святой.
 
Ангулимала коснулся ног Будды и умер.
 
С тех пор Будде сотни раз задавили один и тот же вопрос:
 
- Почему ты посвятил такого грешника?
 
И Будда снова и снова отвечал:
 
- В моем сознании нет различий. Пускай общество называет одного грешником, другого святым - это общественное различие. Но мое сознание лишь отображает истину, спрятанную за маской. И я увидел огромный потенциал в этом человеке, который всего-то пошел не той дорогой. Его нужно было лишь слегка повернуть в сторону сострадания, в сторону любви. Он оказался более святым, чем когда-либо станут многие из моих учеников. И при этом останется самым моим молодым учеником. Я посвятил его лишь накануне вечером. Он был со мной только одну ночь.
 
Сознание не делает суждений. Поэтому помните: когда вы начинаете судить, судит ваш ум. Помните: когда вы начинаете судить, судит ваша обусловленность, а ваша обусловленность далеко не совершенна.
 
 

Latest Articles

Дистанционный курс «Испанской мануалки».

- Как можно использовать свою подвздошную кость в качестве дополнительного упора.
- Как подложить свою ногу для лучшего угла проработки конечности.
- Использование дополнительных «зажимов» и «блокировок» конечностей за край стола.
- Можно ли эффективно массировать спину в положении на спине? И, какие возможности это дает.
- Можно ли удобно сидеть на массажном столе, вместе с лежащим на нем клиентом?
- В чем разница динамичного разминания в позиции «укладки» и «тензивной вытяжки»?
 
И многое другое, делающее работу массажиста более легкой и эффективной. Только практические наработки. Более 30 технических позиций. Рабочее время видео более 5 часов.
 
Видео-пакет будет в виде ссылки на Яндекс-диск. Вопросы на почту nagvaly@mail.ru